«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

2 комментария 28539 просмотров

Вы можете выбрать язык сайта: Українська | Русский (автоперевод)


Наши несокрушимые защитники продолжают каждый день смотреть в глаза врагу. Уже почти два года Украина охвачена пламенем войны, развязаной страной-агрессором. И даже несмотря на все тяготы боевых действий, наши Герои не сдаются. Бессарабия INFORM пообщалась с еще одним мужественным бойцом, который с первых дней полномасштабного вторжения стал на защиту родной земли.


Паланчук Иван Леонидович, житель Белгород-Днестровского района. Разведен, имеет троих дочерей. В свои 37 лет он видел все – разрушенные города, единство собратьев, минометные обстрелы. Награжден Отличием командира 28-й отдельной механизированной бригады имени Рыцарей Зимнего Похода «ЗА СЛУЖБУ». На фронте получил серьезное ранение, и теперь проходит службу в Белгород-Днестровском РТЦК и СП.

«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

─ Спасибо, что согласились пообщаться и рассказать о том, что пережили. Расскажите, чем вы занимались до полномасштабного вторжения, имели ли военный опыт?

─ Опыт был. Проходил срочную службу в 2007-2008 годах в 25 воздушно-десантной бригаде. Тогда она дислоцировалась в Болграде. В АТО не попал, тогда у меня как раз родилась дочь. До полномасштабного вторжения работал в родном селе.

─ Как попали в ряды ВСУ после начала полномасштабного вторжения?

─ Мы с братом просто сели в маршрутку и поехали сами в военкомат. Принял такое решение сразу, когда увидел, что на нас ракеты пошли. Почти с самого начала – 28 февраля (2022 – ред.). Первоначально служил во рту охраны ТЦК. Потом уже первой отправкой попал в 28 бригаду в Одесской области. Служил в разведке, потом из разведки перешел в пехоту. А в 23-м году попал на Донецкое направление.

─ Как Ваша семья отнеслась к Вашему решению ─ пойти добровольцем в ВСУ?

─ К тому времени я уже был разведен. За маму тяжело сказать. Мой отец прошел в Афган. В 2013 году его не стало. Так что мама знает, что такое война. Брат тоже отправился служить. Мы и срочную службу вместе проходили, служили в одной бригаде. Только я в разведке, а брат – в зенитно-дивизионной.

─ Что для Вас сложнее всего было на войне?

─ Ничего. Даже страха не было. Честно говоря, мы готовились к этому. Когда-то должны были попасть на другую войну. Мы спецподготовку прошли, все. Готовился к одной войне, попал на вторую.

─ Что вам помогало держаться во время боевых действий?

─ Собратья. Все в одном строю. А ракеты летают повсюду – ты ли на первой линии, или ты на второй. А в 22-м году, я еще в разведке был, их взял разведчика в плен. Тогда вообще азарт ушел. Мы тогда в Херсонской области были. С пленником не общались. Я его взял, связал, обыскал – все. Сразу вызвали начальника разведки и передали его.

─ Всегда ли у Вас была связь, чтобы общаться с родными?

─ Вообще мы сами телефоны выключали или ставили в режим «самолета», потому что они отслеживали нас по телефонам. В целях безопасности. Если включишь телефон – три минуты, и по тебе уже грады «сыпят». Солнцепеки.

─ Когда заходили на деоккупированные территории, как встречали наших военных местные?

─ Со слезами на глазах нас встречали. Они были рады. Были разные люди – старые, молодые. Они нас видели – и слезы на глазах. Я еще тогда в разведке был. Обнялись, поздоровались и дальше шли, а сзади – наши их уже эвакуировали, вывозили, помогали.

«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

─ Вы увидели последствия «русского мира» своими глазами, какие впечатления остались?

─ Там мрак. Там просто мрак. Там смерть. Все разрушено. Где они прошли, где делали зачистки – это ужас.

─ А как вы считаете, что нашим ребятам помогает бороться с агрессором?

─ Это война. На войне у всех по-разному. У каждого свои мотивы. Но мы боремся за свое, за свои семьи.

─ Вы получили ранения на войне. Расскажете, как это вышло?

─ На Донецком направлении. Был приказ – пойти на позицию и держать оборону. А по факту мы попали на штурм под минометные обстрелы. Тогда из двух групп вышло шесть человек «трехсотых». Просто через пять минут. Мне обломок попал в лицо.

─ Какими были первые мнения?

─ Минуты три-четыре я был «отключен». В голову прилетело. Пришел в себя – весь в крови. Слышу, что минометы перестали работать, они уже шли на зачистку, нас добивают. С нашей стороны – два запуска по ним и тишина. Срочная эвакуация. Я кричу: "Руки, ноги целые, выйду сам". Нас выводили, орки возобновили обстрел, «лупили» по нам.

─ После ранения долго проходили лечение?

─ После эвакуации я вышел в «желтую» зону, еще час где-то ждал, пока вторую группу привезут. И меня с ними вывезли в «зеленую» зону, в какую-то разрушенную деревню. Затем на Дружковку в госпиталь, а на утро – в Днепропетровский госпиталь. Там лечили рану, куда осколок залетел. Хотели отправить дальше на лечение в Западную Украину, но попросил, чтобы отправили в Одессу. Там две недели в госпитале, затем центр реабилитации еще две недели. Вернулся назад, ждал ВЛК. Признали ограниченно годным. Отправили в Одессу в резервную роту. А осенью 23 дали отпуск на 15 дней. Я приехал сюда. Спросил: "Своих обратно берете?", мне ответили, что да. Написал рапорт. И после Нового года уже сюда перевелся.

─ Как реагировали ваши знакомые на то, что вы пошли защищать страну?  

─ Вообще мы не общались на такие темы. Все знали, что я ушел. А смысл убегать? Отдать Украину этим оркам? А потом они дальше пойдут. Развалят здесь все и дальше пойдут, не остановятся. Это саранча.

─ Не жалеете об этом своем выборе? Это и тяжело, и ранения получили.  

─ Когда мы с братом ехали в военкомат, я уже планировал, что максимум вернусь «трехсотым», не «двухсотым». Я еще с начала войны готовился. Но здесь наш дом, наши семьи. Отдавать это всё им? Чтобы мы у них были рабами? Нет!

─ Что Вы чувствовали, когда вернулись домой? Быстро привыкли, что уже не в зоне боевых действий?

─ После пережитого уже толком не спишь по ночам. Сон нарушен. Вообще ничего не снится, просто тьма. И мне еще не верится, что я уже здесь. Дома. Это ведь недавно только приехал. Когда приехал в Одессу – здесь все, как жили, так и живут. Словно войны нет. Они не знают, что там делается.

─ Часто общаетесь со своими собратьями?

─ Да, это уже мои собратья навсегда. Все вышедшие оттуда живы уже перевелись. А после победы будем встречаться, ездить друг к другу.

─ Бывает такое, что вспоминаете события, пережившие на войне?

─ То, что прошли, то, что видели, мы уже этого не забудем. Это уже не забудется никогда. Никакие психиатры уже не помогут. Пытаюсь не думать, чем-то другим голову «забить». Что-то ремонтирую, помогаю матери.

─ А следите ли Вы за новостями?

─ Нет, пытаюсь отойти. Мои новости – это позвонил собратьям, там одни новости, там другие. А в интернете не читаю, не верю уже никому.

─ Как думаете, чем будете заниматься после нашей победы?

─ Война закончится, возможно, займусь своим делом. Думаю об этом. Земля есть почему не заниматься? Зависит от времени. Хочу что-нибудь свое. Понимаю, уже не будет так, как было. Все будет по-другому. Служит уже нет здоровья.

─ Изменились ли Ваши взгляды после почти двух лет войны?

─ Конечно, изменились. Там увидел всю совершаемую правду. Но стараюсь быть на позитиве.

─ По Вашему мнению, чем украинцы больше всего отличаются от агрессоров?

─ Мы намного от них отличаемся. Украина ведь не захватчик! Они – агрессоры. Пришли к нам домой. Мы своё защищаем. Будет тяжело, но мы победим! Куда денемся. С трудом, но все равно.

─ Благодарю Вас за уделенное время и интересный разговор.

─ Спасибо и Вам!

«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

«Будет сложно, но мы победим» – интервью с защитником, который после ранения в бою вернулся в родную Бессарабию

ФОТО: "БИ" и собственные архивы Ивана Паланчука

гость

2 комментариев
старый
новый Популярные
Межтекстовые отзывы
Сообщение против комментария
ымВымп
ымВымп
2 месяца назад

служил во рту охраны

Больше читайте здесь: https://ru.bessarabiainform.com/2024/02/bude-skladno-ale-my-peremozhemo-interv-yu-iz-zahysnykom-yakyy-pislya-poranennya-v-boyu-povernuvsya-do-ridnoi-bessarabii/

сливочный сыр
сливочный сыр
1 месяц назад

Что, только на такое ума у ​​троллятины осталось? 🙂

2
0
Поделитесь своим мнением на этот счет в комментариях под этой новостью!x