Мотив конфликта между Госаудитслужбой и Ренийским филиалом АМПУ остается загадкой, хотя ситуация приобретает масштаб отраслевого скандала.

0 комментариев 35046 просмотров

Вы можете выбрать язык сайта: Українська | Русский (автоперевод)


Бессарабия INFORM уже дважды освещала конфликт между сотрудниками Государственной аудиторской службы и Ренийским филиалом госпредприятия «Администрация морских портов Украины» (АМПУ). Аудиторы обвинили ренийских портовиков в том, что они не допустили их к проверке технического состояния причала № 29, на ремонт которого было потрачено 14,3 млн гривен бюджетных средств.


После этого инцидента Госаудитслужба опубликовала официальное заявление следующего содержания: «Ренийский порт не допустил аудиторов и водолазов к проверке причала 16.04.2024 г. Государственные аудиторы не смогли провести проверку закупок Ренийского филиала ГП АМПУ для проведения ремонта причала. В частности, проверка предусматривала проведение контрольных обмеров в части объемов выполненных на причале проводимых под водой работ. Для обследования подводных металлоконструкций ультразвуковым толщинометром аудиторы привлекли специалистов-водолазов Межрегионального центра быстрого реагирования Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям. В то же время руководство Ренийского филиала ГП АМПУ проигнорировало обращение Южного офиса Госаудитслужбы. Из-за недопуска к проверке аудиторы обратились в отделение полиции № 2 (г. Рени) Измаильского районного отдела Нацполиции…».

Собственный корреспондент «Бессарабии INFORM» в Рени решил вернуться к этой резонансной теме, поскольку в ней до сих пор остаются «белые пятна». Примечательно, что руководство АМПУ не просто ответило на заявление Госаудитслужбы (ГАСУ), но назвало все обвинения фейком! В частности, Администрация морпортов отметила, что «осуществит меры по защите своих прав и интересов через распространенную ГАСУ ложную информацию. АМПУ опровергает информацию о создании препятствий в проведении проверки».

Как отмечает ГП, несмотря на многочисленные злоупотребления и нарушения процедуры проведения проверки со стороны аудиторов, ГП АМПУ как государственное стратегическое предприятие, осознавая важность задач, возложенных на органы государственного финансового контроля, обеспечило полное содействие работе комиссии.

Так, работники Южного офиса ГАСУ были допущены к проверке в первый день их прибытия в порт, им организовано рабочее место, обеспечено проведение контрольных обмеров, на все полученные от аудиторов запросы ГП АМПУ в полном объеме и своевременно предоставлены исчерпывающие ответы и документальные материалы. Жалобы и замечания на действия нашего предприятия в течение всего периода проверки со стороны сотрудников ГАСУ не поступало, – утверждают в АМПУ. – В то же время, 11 апреля 2024 года руководитель группы аудиторов в одностороннем порядке прекратил работу комиссии, якобы в связи с «невозможностью дальнейшего проведения проверки». При этом никаких актов и других документов по созданию препятствий или невыполнение требований органа финансового контроля государственными аудиторами не составлялось и не передавалось в адрес ГП АМПУ. Отмечаем, что ГП АМПУ всегда добросовестно сотрудничает с органами государственной власти, в частности, с органами государственного финансового аудита, и совершает все необходимые действия в порядке, определенном законодательством Украины и при наличии предусмотренных законом оснований. Кроме того, ГП АМПУ будут приняты меры по защите прав и законных интересов, деловой репутации, в том числе путем обращения в правоохранительные органы…».

Таким образом, в этом случае возникла, мягко говоря, странная и даже нелепая ситуация, причем она уже перешла в стадию открытой «информационной войны» двух государственных структур. И что интересно: если внимательно прочитать официальные заявления Госаудитслужбы и АМПУ по поводу инцидента в порту Рени, то мы не найдем ни одного ответа на главный вопрос: а в чем, собственно, состоял Мотив портовиков для недопуска проверяющих, которые хотели обследовать техническое состояние отремонтированного причала? О таком мотиве ничего не сообщают и государственные аудиторы. Почему вообще возник конфликт? Что привело его? Согласитесь, подобные ситуации не возникают «на пустом месте». Что же произошло на самом деле, и почему обе стороны конфликта скрывают его суть?

Конечно, прежде всего, мы постарались получить соответствующий комментарий начальника Ренийского филиала АМПУ Сергея Гусакова. Однако Сергей Владимирович отказался дополнить уже опубликованную позицию своего ведомства.

«Вся коммуникация, и в том числе с прессой, проходит у нас через центральный аппарат управления – в частности, через пресс-службу. У меня есть четкие инструкции: никаких комментариев и интервью не давать без согласования с руководством АМПУ», – сказал Сергей Гусаков.

Заместитель начальника Ренийского филиала АМПУ по операционной деятельности Владимир Межнев в разговоре с автором этих строк был не более многословен:

«Официальная позиция госпредприятия по конфликту с Госаудитслужбой изложена на нашей странице в социальной сети Фейсбук. Там все написано. Предоставлять дополнительную информацию я не уполномочен. Я знаю одно: госаудиторы уверяют, что мы не пустили их в причал для проведения проверки. У нас – противоположный взгляд. Почему произошел этот инцидент, вызвавший его, я не знаю. Больше мне добавить нечего».

В Южном офисе Госаудитслужбы нам также не удалось получить внятных комментариев по поводу скандальной ситуации в порту Рени. Одна из сотрудниц ведомства сказала лишь, что проверка технического состояния причала № 29 на территории Ренийского филиала АМПУ все же состоялась и закончилась 20 апреля текущего года. Других подробностей нам не сообщили, но посоветовали обратиться к начальнице отдела Южного офиса Госаудитслужбы Светлане Самокош.

К сожалению, Светлана Ивановна тоже неохотно общалась с автором этих строк.

«Мы уже составили акт проверки причала, но документ еще не подписан. Поэтому я не могу сегодня комментировать ситуацию, – ответила Светлана Самокиш. – Акт будет предоставлен объекту контроля, и он имеет право сформулировать свои возражения относительно наших выводов. То есть процесс контроля формально еще не окончен, и мы не можем на этом этапе разглашать какую-либо информацию. Тем более что наша служба так и не получила возможности привлечь водолазов к обследованию подводной части причала. А водолазы получили направление на проведение работ только до 12 апреля… Как этот факт найдет свое отражение в акте проверки, я тоже не знаю. Как бы то ни было, мы обратились в правоохранительные органы, и пусть они решают, как именно реагировать на незаконное поведение руководителей Ренийского филиала АМПУ».

Следует добавить, что такая ситуация в порту Рени – не единственная. Как отметила в своем официальном заявлении Госаудтслужба, ранее ее сотрудники не смогли провести плановые мероприятия государственного финансового контроля в ГП «Морской торговый порт Черноморск» и ГП «Белгород-Днестровский морской торговый порт» (ГП «БГМТП»). При этом опять же аудиторская служба вообще не объясняет, чем вызваны подобные конфликты с портами. Но даже при отсутствии каких-либо объяснений очевидно, что такая практика превратилась в тревожную тенденцию…

Отметим также, что мы попытались выяснить, действительно ли Госаудитслужба обратилась в Ренийское отделение полиции (отделение №2 Измаильского районного отдела полиции) по поводу неправомерных действий сотрудников Ренийского филиала АМПУ. К нашему удивлению, начальник Ренийского отделения полиции Николай Пищанский просто ушел от ответа.

«Ренийский порт – режимный объект, и полиция не имеет к нему никакого отношения, – сказал Николай Григорьевич. – Я не знаю, поступало ли в наше отделение заявление от Госаудитслужбы. Обращайтесь в отдел коммуникаций Главного управления Нацполиции в Одесской области».

Разумеется, начальник ренийской полиции имеет право общаться с прессой в любом стиле, но в таком случае и мы имеем право оценивать ответ офицера полиции. А оценка напрашивается однозначная: если бы в полицию обратилась условная баба Дуся о том, что у нее украли курицу, вполне можно было бы предположить, что господин Пищанский ничего не знает о таком заявлении. Но когда речь идет о публичном конфликте между двумя влиятельными государственными структурами, да еще при участии правоохранительных органов, начальник местной полиции просто не может ничего об этом не знать.

Тем не менее, мы обратились с аналогичным вопросом в отдел коммуникаций Главного управления Нацполиции в Одесской области.

«Мы не можем сейчас сообщить точную информацию о дальнейшей судьбе заявления Госаудитслужбы в Ренийское отделение полиции. Наша система учета и рассмотрения заявлений устроена таким образом, что это конкретное заявление могло попасть сразу в ЕРДР – Единый реестр досудебных расследований. Возможно также, что заявление попало сразу на учет в следственное управление или непосредственно в Измаильский райотдел полиции, минуя Рени. Поэтому нет ничего удивительного в том, что начальник Ренийского отделения полиции может не знать о существовании заявления Госаудитслужбы», – объяснила начальник отдела коммуникаций ГУНП Одесщины Любовь Гордиевская.

Однако вернемся к конфликтам аудиторов с некоторыми государственными морскими портами нашей страны. Как удалось выяснить автору этих строк, очень интересным и в значительной степени показательным оказался инцидент в Белгород-Днестровском порту, который, как известно, находится в процессе приватизации и не подчиняется Министерству инфраструктуры, а Фонду госимущества Украины. В начале марта 2023 года, когда предприятие было выставлено на продажу, в порт внезапно нагрянула контрольная служба. Вот что писало на этот счет информационное агентство «НАШЕ ГОРОД Белгород-Днестровский: «…Четыре года аудит не производился, а за четыре дня до продажи порта решили провести. Случайно? По инсайдерской информации от представителей Фонда госимущества потенциальных покупателей много. Но кто будет вкладывать деньги там, где начинается странный аудит? Чтобы потом судиться долгие годы за свои деньги?».

Как сообщило упомянутое издание, в результате инвесторы не явились на конкурс, и, согласно законодательству, на следующем конкурсе стартовая цена госпредприятия будет вдвое ниже. Цена вопроса – около ста миллионов гривен. Хотя стартовая цена и конечная – это большая разница, но, похоже, государство само себе выстрелило в ногу.

«Наивно думать, что одна государственная рука не знает, что творит другая. Все они прекрасно знают. Просто цели у рук – разные. Если раньше Белгород-Днестровский порт «благополучно» банкротились, теряли клиентов, работников, не платили зарплату и налоги, то за последние несколько лет все кардинально изменилось. Новое руководство ГП методично и усердно работало над тем, чтобы порт заработал, чтобы повысить его привлекательность и стоимость. И во время полномасштабной войны порт начал работать гораздо лучше, чем в относительно мирное время», - подчеркнуло информагентство.

Но даже эта публикация не отвечает на вопрос о том, с какой целью Госаудиторская служба решила начать проверку госпредприятия за четыре дня до его приватизации и почему визит проверяющих в порт привел к такому же скандалу, как и недавно в Рени?

«Сначала проверяющие пришли в Белгород-Днестровский порт с аудитом, а через две недели – уже с ревизией. Таким образом, Госаудитслужба решила провести два контрольных мероприятия за короткий период, что вообще запрещено законом. У нас тоже работают хорошие юристы, и мы знаем свои права. Вот почему мы просто не пустили аудиторов на территорию порта и тем более не подписывали никаких актов. В ответ проверяющие написали на меня жалобы в Фонд госимущества и полиции. Аудиторы даже требовали, чтобы меня уволили. Фонд госимущества не удовлетворил требования Госаудитслужбы, а мы подали на нее в суд. К сожалению, суд мы проиграли: выиграть дело против любого контролирующего органа в нашей стране почти невозможно. Однако аудиторы поняли, что взять нас "штурмом" невозможно. На этом история окончилась. Но некоторые выводы, как вы понимаете, напрашиваются сами собой», – рассказала в разговоре с нашим корреспондентом исполняющая обязанности директора ГП «Белгород-Днестровский морской торговый порт» Оксана Киктенко.

В заключение отметим, что, какой бы ни была настоящая роль аудиторов в подобных ситуациях, госпредприятия морской отрасли, мягко говоря, тоже не безгрешны. Кстати, когда автор этих строк на днях явился в управление Ренийского филиала АМПУ, чтобы лично встретиться и обсудить инцидент с кем-то из руководящих работников ГП, вахтерша откровенно призналась: «У нас сейчас – аудит всего предприятия, и начальство разбежалось». На мой вопрос, остался ли в управлении филиала хоть кто-то из управленцев, вахтерша повторила: нет никого, кроме рядовых сотрудников…

Почему я вспомнил этот эпизод? Да потому, что он разительно напомнил мне ситуацию в апреле 2012 года, когда в Ренийском порту возникла значительная задолженность по зарплате. В этой связи Дунайская транспортная прокуратура требует от руководителя порта Рени немедленно устранить выявленные нарушения закона.

Тему продолжили одесские журналисты, и при этом отметили, что основанием для прокурорской проверки Ренийского порта стали сообщения в СМИ. Так вот этими сообщениями были именно мои публикации: зимой 2011-2012 г.г. автор этих строк неоднократно писал о проблемах предприятия, в том числе о долгах по зарплате и о том, что портовиков добровольно-принудительно в массовом порядке отправляют в неоплачиваемый отпуск. Эти статьи были подхвачены другими изданиями и интернет-ресурсами, что вызвало резонанс, на который обратила внимание областная прокуратура.

Кстати, рядовые портовики рассказывали мне, что когда в управление порта появились сотрудники правоохранительных органов, менеджеры администрации в буквальном смысле начали разбегаться по сторонам: одни резко оказались на больничном, другие внезапно ушли в отпуск или «испарились» по неотложным делам, третьи просто прятались по кабинетам…

Вопрос «на засыпку»: не напрашивается ли очевидная аналогия между нынешним аудитом Ренийского филиала АМПУ и прокурорской проверкой обстоятельств невыплаты зарплаты портовикам 12 лет назад?

И, наконец, – «вишенка на торте». Понимая, что мне не удастся получить официальные комментарии от руководства филиала АМПУ, я договорился с одним из инженеров этого предприятия о неофициальном разговоре. Человек был не случайным: когда-то его родной брат, уже давно покойный, близко дружил с моим отцом (что поделаешь, – такова специфика маленьких провинциальных городов). Но дело не в этом. Специалист АМПУ назначил мне встречу на 17 часов, причем он знал, что наш разговор будет неформальным. Я ждал больше 20 минут, но так и не дождался своего знакомого. Меня спасла вахтерша управления филиала, которая сообщила, что инженер уже уехал на машине. Все мои попытки дозвониться ему оказались безрезультатными…

Набравшись наглости, я пришел к специалисту домой: мне просто хотелось, как говорится, посмотреть этому человеку в глаза. Дверь открыла жена сотрудника АМПУ. Она рассказала, что сейчас на предприятии проходит ревизия, но ее муж ушел в отпуск. То есть, еще два дня назад он был на работе, но вдруг решил отдохнуть. И не просто отдохнуть – уехал в Одессу.

Как говорится, на здоровье! Конечно, мне просто не повезло. Ну, ушел человек в отпуск во время аудита предприятия. Просто случайное совпадение. Не так ли? Очевидно, настолько «случайный», что жирный и яркий штрих к более масштабной картине – картины «интересных» взаимоотношений государственных контролирующих органов с предприятиями, которые осваивают сотни миллионов бюджетных денег (кстати, во время войны), а затем, когда нужно отчитываться о затратах, «вдруг» начинающих «информационную кампанию по защите деловой репутации». Причем то же делают и проверяющие, но уже в других целях. С какой? Догадайтесь с трех раз, уважаемые читатели…

гость

0 комментариев
Межтекстовые отзывы
Сообщение против комментария
0
Поделитесь своим мнением на этот счет в комментариях под этой новостью!x