Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

2 комментария 85455 просмотров

Вы можете выбрать язык сайта: Українська | Русский (автоперевод)


Достоинство, честность, честь, высокий интеллект, уверенность в себе, взвешенность, решительность и верность… Верность и преданность родной земле. Полный набор таких качеств настоящего мужчины редко встречается в настоящем, – скажет кто-то и ошибется, потому что Украина, и Бессарабия в частности, выросла много мужественных воинов, которые сейчас стоят на защите нашей мамочки. Ярким примером и подтверждением тому является Александр с позывным "Капитан", который присоединился к рядам морских пограничников в Белгороде-Днестровском. Недавно военнослужащий вернулся из США, где вместе с собратьями учился управлять скоростными катерами, которые США планируют передать Украине. Пригодился ли многолетний опыт судоводителя во время получения новых знаний, и как оно было – покинуть дело жизни и защищать Родину, Александр рассказал в интервью "Бессарабии INFORM".


Александр родился в Белгороде-Днестровском. С детства юноша мечтал путешествовать и открыть для себя другие страны. Он много читал и хотел увидеть, как живут другие народы, их обычаи. После школы юноша поступил в Белгород-Днестровский рыбопромышленный техникум, а дальше – Одесское мореходное училище. Аккерманец прошел путь от матроса и вверх до самой ответственной руководящей должности – капитана судна. Работал на разных типах кораблей: сухогрузах, рефрижераторах, балкерах и остановился на контейнеровозах. Последние десять лет до войны Александр работал капитаном. А вообще отдал морю больше 30 лет своей жизни.

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

После начала полномасштабного вторжения Александр стал военнослужащим 23 отряда Морской охраны.

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

 

А еще Александр бережный отец троих сыновей и дочери. Два старших сына Александра – 29-летний Никита и 24-летний Даниил – присоединились к Силам обороны. Рядом с отцом и матерью сейчас 14-летний Илья и 9-летняя дочь Ксения.

Старший сын поначалу тоже решил последовать отцу. Юноша получил необходимое образование и пошел в рейс вместе с папой, но вскоре понял, что хочет путешествовать по странам по собственному желанию и выбору. Молодой человек заинтересовался азиатскими странами и позже выучил китайский язык, а также овладел игрой на большинстве музыкальных инструментов. Второй сын Александра – нацгвардеец. Оба молодых человека служат в одном подразделении. Более того, сыновья Александра принимали участие в увольнении правобережной Херсонщины.

— Сыновья советовались с Вами перед тем, как пойти на войну?

Они мне позвонили по телефону, сказали, что сделали свой выбор. Спросили меня, поддерживаю ли я их такое решение. Я не мог повлиять на них, но сказал, что они поступили правильно, и я горжусь ими.

— Где вы находились, когда в Украине началось полномасштабное вторжение?

Я был в рейсе и прервал контракт. Сообщил руководство компании, на которую работал, о своем решении вернуться в Украину, и они в свою очередь предложили мне любую помощь: вывезти мою семью за границу и арендовать им жилье, организовать перевозки. Я им сказал, что мне только нужно, чтобы меня изменили как можно скорее, чтобы уехать на Родину.

— Ваши собратья спрашивали у вас, как Вам далось решение отказаться от всех имеющихся возможностей и вернуться на Родину?

Некоторые спрашивали, да, но у меня тогда не возникало даже такого мнения. Я – мужчина, на мою родную страну напали. У меня есть понятие чести и достоинства и другого пути, чем защищать Родину, не было. Вопрос стоял, где я могу пригодиться. Я понимал, что по возрасту я уже не могу быть на одном уровне с молодыми ребятами в быстроте и ловкости. Я был согласен на что угодно, где понадоблюсь. Я пригодился в отряде Морской охраны.

— Можно только представить, какой багаж знаний у Вас есть.

У меня много международных сертификатов. К примеру, у меня есть сертификат на безлоцманскую проводку судов по Норвегии. Я могу без лоцмана ходить по норвежским фьордам (длинные узкие морские заливы, часто простирающиеся далеко внутрь побережья – ред.), то есть я знаю местность не хуже, чем лоцман, и для меня его присутствие на судне необязательно. Я думаю, что в Украине таких капитанов не больше пяти. Я двадцать лет проработал в Норвегии. Когда я получал норвежскую лицензию в 2003 году, мне даже никто подсказать не мог, как и что надо делать там. Надо было ехать сдавать экзамен, но я никого там не знал. Я понимал, что мне необходимо изучить все со всеми островками, все курсы корабля и дистанции, географические названия. Это нужно было знать. Когда я отвечал на экзамене, меня останавливали и просили переходить к следующему вопросу, а в следующий раз, когда я приходил, говорили: «А мы тебя помним!».

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства  Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства
Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

— Сколько насчитывал ваш экипаж на судне?

Я работал с представителями, наверное, всех национальностей. Сейчас не слишком большие экипажи. У меня в подчинении было от 15 до 18 человек. Были и представители разных стран Европы, и филиппинцы – это разные религии, разный менталитет, обычаи и привычки. Во избежание каких-либо конфликтов очень важно, чтобы руководство умело сглаживать любые ситуации, и коллектив действовал эффективно. Опыт пребывания на руководящей должности, безусловно, помогает мне сейчас.

Было такое, что мы работали по несколько лет одним экипажем, многонациональным. И мы придумали свой интернациональный язык, который был только на нашем судне. Мы уже немного понимали поляков, они понимали нас, украинцев. Также мы общались с литовцами, их несколько слов использовали. Если какое-то слово на польском звучало подобно нашему украинскому, то мы его использовали во время общения. Например, нам нравилось, как будет “все в порядке, все в порядке” на польском – wszystko w porządku. А если, например, какое-то слово на польском языке не похоже на украинский аналог, то мы употребляли его английский аналог. Мы все знали, что это конкретное слово на нашем судне английское, другое – польское или литовское, и таким образом мы сформировали свой язык, присущий только членам нашего экипажа.

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

— Скучаете по морю?

Да. Наш отряд был вовлечен в охрану зернового коридора. Мы сопровождали суда, которые везли зерно в Азию, Египет. И мне было приятно снова подняться на капитанский мостик. Я там тоже и за штурвалом немного постоял, и знакомых встретил.

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

— Как вы отреагировали, когда вам предложили ехать в Америку на обучение?

Из нашего отряда туда уехали все, кто к войне имел какое-то отношение к гражданскому флоту. То есть там были механики, матросы, я был – капитан. Все мы были с определенным опытом и имели знания. Если у тебя есть базовые знания, тогда тебе легче овладеть какой-то новой техникой. Американские инструкторы были приятно удивлены тем, что мы очень быстро прошли обучение. Некоторыми своими вопросами мы ставили наших иностранных учителей в тупик. Для меня это был новый опыт.

— Как и где проходило обучение?

Мы были на заводе-производителе катеров Metal Shark в штате Луизиана. Нас каждое утро возили на судоверфь, где мы учились. Инструкторами были бывшие военные, но они гражданские. Они учили нас только управлять и обслуживать эти катера. Эти катера многофункциональны и могут быть модифицированы под выполнение различных задач: пригодиться пограничникам, пожарным или медикам скорой помощи “Search&Rescue” (поисково-спасательный – ред.).

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

Учеба длилась две недели. Мы изучали два вида катеров, на которых сразу практиковались: и по реке ходили на большой скорости, и выходили в Мексиканский залив, где на большой скорости учились маневрировать. Заходили на лафет – это трейлер, на котором перевозят катера. Лафет спускают на воду, и нужно точно зайти на него на катере. Каждый день у нас было по два-три часа теории, а затем отработка на практике – учились проводить предстартовую проверку. Могу сравнить себя с водителем школьного автобуса, которого посадили за руль скоростного байка. Мне приходилось управлять массой в десятки тысяч тонн, которая отвечает командам довольно медленно. Судно, за штурвалом которого я был в гражданской жизни, было 132 с половиной метра в длину, 24 метра в ширину и 43 метра в высоту от киля. А катер, на котором мы учились в Америке, – в десять раз короче и гораздо легче.

Гражданский корабль – на военный катер: интервью с первоклассным капитаном из Аккермана, который прервал рейс, чтобы встать на защиту государства

— Как американцы относились к вам? Опишите ваши впечатления от общения.

Мне очень понравилось отношение к нам, к украинцам. Хотя американцы и далеко, но они сочувствуют нам. Хотя мы ходили в штатском, но по нам легко можно было понять, что мы из Украины: шевроны, наклейки, флажки говорили о нас. И люди прямо в лифте или на улице подходили, пожимали руки и выражали слова поддержки. Поддержка ощущалась. Один из американцев подарил моему собратью кепку с семейной фамилией и пожелал: "Когда будете надирать с россиянам, пусть она будет, если не на Вас, то где-то рядом".

— В скольких странах мира вы были? В Америке приходилось раньше бывать?

Когда уже перевалило через пятьдесят, я перестал считать. Последние двадцать лет я работал по Европе, а раньше было, что каждый новый рейс – это новые страны. Однако в Америке в этот раз я был впервые. Как-то раньше обходил ее стороной.

— Какой рейс можете выделить среди всех путешествий?

Был интересный рейс. Мы возили разнообразные фрукты в тропические страны. Однажды были проблемы с главным двигателем, и мы вынужденно дрейфовали в Тихом океане. Была отличная погода, и мы купались недалеко от Марианского желоба. Это было удивительно. Сейчас я могу сказать, что купался почти в самом глубоком месте на планете.

— Какая страна поразила Вас больше всего? 

В Тихом океане есть Королевство Тонга. Это маленькие острова, на которых обитает около ста тысяч жителей – у них свой язык, своя валюта, свой король. И что любопытно, они всегда были самостоятельными.

— В нашей стране идет война, что бы Вы хотели сказать мужчинам, которые все еще затрудняются приобщиться к защите Родины?

Я так рассуждаю. Когда горит дом, люди ведут себя по-разному. Кто сам спасается, кто свои вещи выносит, а кому надо гасить пламя. Вот я для себя выбрал тушить пламя. Сейчас в Украине война – как пожар. Нельзя всем стоять и смотреть. Одни военные не могут все преодолеть. Надо, чтобы и гражданские, и моряки, и представители других профессий приобщались. Мы все вместе должны остановить это. Всем хочется, чтобы как можно скорее наступил мир, но мы должны вместе делать все возможное для нашей Победы.

гость

2 комментариев
старый
новый Популярные
Межтекстовые отзывы
Сообщение против комментария
Анатолий Руденко
Анатолий Руденко
6 месяца назад

Слава героям!

Артем Караев
Артем Караев
6 месяца назад

Настоящий патриот

2
0
Поделитесь своим мнением на этот счет в комментариях под этой новостью!x