«Ты не знаешь, похоронили тебя или нет»: бывший плененный морпех из Змеиного рассказал о пережитом аду

0 комментариев 31104 просмотра

Вы можете выбрать язык сайта: Українська | Русский (автоперевод)


«Ты не знаешь, похоронили тебя или нет. Чтоб ты не приехал, а для тебя не стоял монумент. За это было страшнее всего», — говорит морской пехотинец Юрий Кузьминский. В конце ноября он вернулся из русского плена. Издание RFI опубликовал рассказ бывшего пленника защитника с острова Змеиный. Предлагаем вам ознакомиться с материалом коллег в подлиннике.   


В неволе 21-летний Юрий был девять месяцев. Вместе с собратьями он попал в плен в первый день полномасштабного вторжения. Тогда россияне бросили все свои силы и средства, чтобы захватить остров Змеиный. Ведь именно этот маленький клочок суши имеет стратегическое значение для контроля северо-западной части Черного моря.

24 февраля 2022 года: что происходило на Змеином

Юрий рассказывает, что первым в семь утра на горизонте появился «Адмирал Быков», впоследствии ракетный крейсер «Москва». Россияне заглушили охранникам острова связь с берегом и не раз предлагали сложить оружие и сдаться. После обеда по острову начали варить из авиации.

«Скрыться там было негде. Это много камня (о.Змеиный образован горными породами и имеет скалистые берега..). Я и еще трое парней прятались за деревянным домиком, который шатало от ветра. Там крыша немного длиннее и упирается в другое здание. С воздуха нас не было видно. Прошел первый пролет авиаударов. Самолет полетел, мы вышли, видим кучу дыма и слышим – снова заходят с воздуха. Снова "сушки" начали сбрасывать авиабомбы и тогда же улетели ракеты из "Москвы"».

Когда на Змеином не осталось ни одного уцелевшего здания, россияне высадились на него.

«Ты не знаешь, похоронили тебя или нет»: бывший плененный морпех из Змеиного рассказал о пережитом аду

«У нас забрали документы, телефоны, обыскали. За нами пришло гражданское судно "Шахтер" из Крыма. Нас посадили на это судно, связали нам руки и повезли в Крым», — вспоминает Юрий.

На полуострове под прицелом телекамер пленникам выдали сухпаи. Они видели выстроенные автобусы с табличкой «город-герой Севастополь – город-герой Одесса». Однако вместо Одессы ребят повезли в казарму Черноморского флота. Уже там защитники Змеиного увидели по телевизору российские новости, где рассказывали, что их отвезут в Одессу. Но через две недели спустя украинских пленных перевезли в Симферополь, там посадили на транспортный самолет и отправили в Курск.

«В Курске нас посадили в автозаки и повезли в Щебекино — в палаточный городок. Там мы, кто на корточках, кто на коленях при минус 20 просидели. Кто час, кто два. У многих пальцы отмерзли», — делится воспоминаниями морпех.

«Вы попали в ад»

После ночевки ребят перевезли в СИЗО в Белгородской области. На календаре было 13 марта.

«Мы приехали в СИЗО, нас подстригли, дали нам форму зэков, взяли отпечатки пальцев, слюну на ДНК. Допрос – разводили по камерам», – рассказывает Юрий.

Защитникам Змеиного все время говорили, что их скоро поменяют. В начале речь шла о месяце, потом о трех.

Юрий вспоминает, что тогда отношение было более или менее приемлемым, но это длилось недолго. Все изменилось 19 апреля после оккупации Мариуполя. Тогда же россияне захватили в плен 501 батальон.

«27 апреля меня завезли в исправительную колонию №6 в городе В. И как только мы заехали туда, нам сразу начали кричать: "Вы попали в ад!", — рассказывает морпех.

На следующий день, 28 апреля, Юрию исполнился 21 год. Его «приветствовали» поркой. Массовое избиение устроили всем прибывшим пленным.

В СИЗО с защитниками Змеиного находились также гражданские, представители Харьковской ТРО, танкисты. В камерах было по шесть человек.

«Ты не знаешь, похоронили тебя или нет»: бывший плененный морпех из Змеиного рассказал о пережитом аду

«Гигиены никакой не было. Вымыться тебе дают две минуты. Ты забегаешь, должен успеть раздеться, помыться и снова одеться. Кормили так, чтобы всегда были голодны. Молотая пшеница, сечка. Если две картофелины попадется в супе, то нормально. Бывало, что просто вода», – говорит защитник Змеиного.

На обед давали девять минут, если повезет – пятнадцать. За это время ребята должны разложить еду для 110 человек, раздать ее, съесть и убрать, чтобы и крошек не было.

«И ты тот кипяток просто глотаешь, все ошпарено. Не раз с неба кожа слезала. Оно только заживет и снова слезает. Языки ошпаривали, потому что боишься. Постоянно в страхе живешь. Ходишь ты постоянно с головой ниже пояса и руками за спиной», – говорит Юрий.

Бараки обыскивали каждый день. Спецназ мог зайти в любой момент.

«У тебя летело все: и шокеры, и дубинки, и ноги, и кулаки, все. После чего и растаскивали, и на шпагат сажали ребят, и шокерами избивали, и дубинками. Были перечные баллончики. Кому в глаза, кому в лицо, кому в рот зашипели. Били по половым органам: шокерам, ногам. Обливали спину и таз водой, а затем электрошокером. На допросах все время избивали. Ты сидишь на корточках, у тебя ноги отказывают. Упал – шокером зарядили сразу. (Если не помогло, - ред.), вывели, там комната для умывания – вывели, избили. Потом по голове, бывало, били шокером ребят. Ребят принимали, вся голова в ожогах», — делится морпех.

Такие допросы, вспоминает Юрий, продолжались по несколько часов: «Спецназ на нас сжег два шокера и сломал четыре дубинки. Били так, что резиновые дубинки лопались просто, а шокеры сгорели».

В неволе и неизвестности

Издевались над ребятами почти каждый день: на них давили и физически, и морально.

«Мы говорили, что у нас камера утопленников. Песни заставляли петь постоянно, патриотичны. Учить о России и петь их. Если не знаешь — били. Улыбаться нельзя. Постоянно смотрела камера. Где-то улыбнулся, еще что-то сразу выводили», — рассказывает военный.

На некоторых сменах спецназ пленных не трогал, однако обычно искали любой повод.

Как напоминает Юрий, заставляли рассказывать алфавит и таблицу умножения, чтобы найти причину избиения. Запрещали разговаривать на украинском. Допрашивали о Бандере, упрекали за «притеснения» русского языка в Украине. А еще говорили, что дома о них забыли, вместо ВСУ воюют наемники, в Украине нечего есть, потому что отдали все зерно, а Россия вообще возит гуманитарную помощь в Одессу.

Тревогу добавляла и неизвестность. Если ребята, захваченные в первый день войны, могли получить хоть какую-то информацию о ходе событий в Украине от вновь прибывших пленных, то о том, что происходит с их родными, они не знали.

Юрию, родом из Волынской области, говорили, что он не сможет вернуться домой, потому что Запад Украины уже забрала Польша.

Вас там расстреляют. Вы там никому не нужны. Вы здесь сидите, потому что Украина о вас забыла, вы ей не нужны», — такими словами оказывали давление на украинских пленных. К ним не допускали Красный Крест и ни разу даже не дали возможность позвонить родным:

«Нам очень часто предлагали гражданство России. (Говорили, – ред.)Вас в Украине не ждет никто, а тут у вас дом, работа, все будет. Но они постоянно получали отказ. Мы говорили, что лучше нас в Украине расстреляют и дома похоронят, чем мы будем здесь сидеть».

Юрий признается, было настолько тяжело, что даже возникали мысли о суициде: «Мы просто не выдерживали уже, настолько было страшно. Потому что ты не знаешь, что тебя ждет. Всегда все хуже и хуже. Ты всегда просто получаешь за то, что ты украинец. Западная Украина огребала больше всего. Просто за то, что ты родился здесь».

В сентябре защитников Змеиного перевезли в другую колонию, в городе А. Юрий рассказывает, что там отношение было получше. Кормили лучше, и появилась хоть какая-нибудь медицинская помощь. Могли дать таблетки, закапать глаза, сделать уколы, чего и ждать в предыдущих колониях.

Однако отношение спецназа осталось прежним. В колонии пленники работали на швейном производстве: сначала добровольно, чтобы не сидеть круглосуточно закрытыми в камерах, а потом принуждением.

«У нас выводили каждого на швейке и по ребрам били, по ногам шокером, чтобы мы быстрее работали. Одному парню - гражданскому - сломали ребро. Он перематывался простыней, затягивал ребра, не мог ни вернуться, ни дышать нормально, ничего», – рассказывает Юрий.

Защитники Змеиного смирились, что из плена выйдут нескоро.

«Это самое плохое состояние, — говорит Юрий, — когда ты смирился с той ситуацией, которая у тебя есть, и тебе уже все равно, что будет. Мы каждый день надеялись, что зайдут, назовут наши фамилии и заберут».

Долгий путь домой

Однажды так и случилось. Для Юрия Кузьминского этот момент наступил после девяти месяцев плена, однако парень не сразу поверил в это. Ведь пленникам каждый раз говорили, что они едут домой, а оказывалось, что их перевозят в другую колонию.

Так и в конце ноября Юрий не поверил, что скоро поедет домой: «Нас привезли в СИЗО, там еще много ребят наших украинских были. Весь обмен был преимущественно 2000-е годы. (обменяли пленных, рожденных в 2000 году и после, — авт.). Переживали, потому что нам сказали, что Путин снял мораторий на смертную казнь. Наши же мост (Крымский – ред.) еще ударили. Нам надели мешок на голову и наручники на руки, забросили в автозак. Вот тогда было страшно».

Морской пехотинец рассказал, что самолетом их доставили в Крым. Там украинских пленников передали российским военным. Они замотали ребятам руки скотчем и заставили их бежать два километра по аэродрому «паровозиком» и держаться за куртки друг друга. Потом по одному завели в подвал. По дороге мы слышали нецензурную лексику в свою сторону, в подвале слышали. И было страшно. Ты сидишь в подвале, куча военных с автоматами. Мы целую ночь так просидели», — вспоминает Юрий. Утром 24 ноября украинских пленников отвели в гражданский автобус и повезли в пункт обмена, где их встретили представители Украины. Юрий вспоминает: «Мы как услышали Слава Украине!, сразу почти у всех пошли слезы».Жизнь после плена

Юрий говорит, что еще несколько дней ребята не могли поверить, что уже дома. Даже после ужина в центре реабилитации выходили с опущенными головами и руками за спинами. Пока не осознали, что они уже в Украине, уже дома. С последствиями девятимесячного плена 21-летнему парню приходится бороться до сих пор: «Трудно отойти. Когда вернулся, мне перестали сниться сны. Несколько раз снились все кошмары. И каждый раз ты в той же колонии. Спишь только под таблетками. Спину отбили, по тазу надавали хорошо дубинкой. И сейчас восстанавливаю таз, спину». Пережив пытки в плену, Юрий пытается поддержать родственников тех ребят, которых еще не уволили. Знает по собственному опыту, что ко всем сложностям неволи прибавляется тревога за родных. «Ребята держатся там, и это самое главное», – уверяет Юрий.

Битва за Змеиный: год спустя

На сегодняшний день удалось вернуть 41 защитник острова. В российском плену остаются 39 защитников Змеиного. Однако судьба восьми из них неизвестна. 30 мая их вместе с гражданскими пленными вывезли в неизвестном направлении, с тех пор о них никто не слышал. Не имеет информации даже Красный Крест, ведь его представителей к украинским пленным не пускают. – рассказал Юрий Кузьминский. — Призываю МККК найти каналы и способы, чтобы договориться с РФ и получить доступ ко всем военнопленным». Украина пытается вернуть охранников острова. «Семьи защитников поддерживают, необходимые выплаты выплачивают», — рассказывает Светлана Чернышова. Ее муж, 34-летний Олег Чернышев, военнослужащий Измаильского пограничного отряда до сих пор в российском плену.

Близкие защитники борются за возвращение пленников острова домой. 4 октября 2022 они зарегистрировали общественную организацию «О тех, о ком молчат». Эта организация объединяет близких защитников Змеиного. Ее представители встречаются с уполномоченными по делам военнопленных, организуют митинги в разных городах мира. Ведь пока из плена не вернутся все охранники Змеиного, битва за остров, освобожденный 4 июля, не выиграна.

По информации "БИ", некоторые военнослужащие с острова Змеиный, находившиеся с героем материала до сих пор находятся в бесчеловечных условиях в руках врага. Наши пленники и сегодня продолжают терпеть издевательство и унижение со стороны россиян: ужасное питание и побои. Рашисты делают все, чтобы вынудить наших Героев отказаться от Родины. Тем не менее, им невдомек, что сделать это невозможно.

Комментарии закрыты.