Сколько будет продолжаться война, продолжится ли она, если Путин умрет и о ядерной угрозе со стороны России: ключевые цитаты из последнего интервью Владимира Зеленского

0 комментариев 47736 просмотров

Вы можете выбрать язык сайта: Українська | Русский (автоперевод)


Вчера, 12 декабря, на Netflix вышло шоу Дэвида Леттермана. Моего следующего гостя не нужно представлять, в котором ведущий взял интервью у президента Украины Владимира Зеленского на платформе киевского метро. Вот 11 ключевых цитат главы государства по этому интервью.


Я не уверен, что война меняет. Я думаю, мы сможем это понять после окончания войны. Просто война – это другие условия существования. Условия, при которых вы остаетесь человеком, или вы превращаетесь в зверя, в террориста, в мародера, в насильника. Все видели эти последствия русской оккупации. Война – это выбор. И это сложный выбор, когда ненависть тебя накрывает ежедневно к врагам, к тем, кто у тебя унес ту жизнь, о которой мы говорили, прошлое. Знать, что это враг, но воевать по правилам — оставаться человеком. Это сложный выбор, так оно и есть.

Визит Елены Зеленской в ​​США. Моя жена была в Соединенных Штатах, она выступала в Конгрессе. У нее была очень важная миссия. Был момент, который меня беспокоил по поводу замедления поддержки, по поводу информационного вакуума. И мы понимали, что у нас есть дефицитный вопрос воздушной защиты. И она как мать, которая ищет то же, что все матери, и получили ответ от наших партнеров — что да, мы вас понимаем, так что мы будем говорить о поставках ПВО. Также ее визит имел важные гуманитарные цели, и большие средства были привезены для строительства бомбоубежищ в школах, в различных общинах, которые деоккупировали наши военные. Это сработало.

Как война сменила украинских детей. Нам не нужно нашим детям ничего говорить о победе, они, поверьте, знают о войне больше нас. Мой сын, ему девять лет, он знает наименование всего оружия, и эта информация не от меня. Они находятся в глубине этой войны. В этом смысле, с одной стороны, мне легче, чем другим родителям, потому что я не вижу своих детей, и когда у меня есть возможность их увидеть, они довольны, что бы я им не говорил. Мне кажется, что им даже неважно содержание, что я говорю, главное, чтобы я был с ними рядом. С одной стороны, можно сказать — Путин украл детство у наших детей сегодня. А с другой стороны, можно сказать — каждый из нас что-то должен отдать государству для защиты. Наши дети отдали свое детство.

Значение чувства юмора. Моментов в сегодняшней жизни, когда возникает улыбка, их не так много. Но без этого невозможно. Юмор – это часть твоего организма, это чувство юмора, оно очень важно. Оно важно, чтобы не сойти с ума. Это трагикомедия. И все люди – те, что в окопах, те, что здесь, те, что сейчас проезжали в метро. Все эти люди, они едут на работу, мы работаем, чтобы была жизнь. Юмор, он поднимает настроение. Еще при Советском Союзе мы жили в непростых условиях. И я думаю, что юмор давал вдохновение, желание продолжать жить, рожать детей. Так же, как сейчас. Сложный момент – и люди шутят.

Продолжится ли война, если Путин умрет. Нет. Не будет войны. Авторитарный режим страшен, потому что есть большой риск. Потому что не может все зависеть от одного человека. И потому, когда такой человек уходит, институции останавливаются. Такое время было у Советского Союза. Остановилось все. Поэтому я считаю, если его не будет, им будет сложно. Они будут заниматься внутренней политикой, а не внешней.

Необходимость изолировать Россию. Люди будут бороться за демократию только в тот момент, когда поймут, что пришла полномасштабная изоляция, что они изолированы от всего цивилизованного мира. И из этой изоляции есть один выход – уважение к международному праву. А это уже демократия. Признать суверенитет и территориальную целостность – вопрос не в Украине, вопрос во всех государствах: Грузия, Молдова. Уже никто не давит руку сегодняшнему руководству РФ во всех смыслах этого слова. Нет на соревнованиях, нет на чемпионатах мира, нет в культурном пространстве, нет на оскароносных площадках и прочее. Это и есть изоляция. Это единственное правильное требование цивилизованного мира. Россия стала символом враждебности.

Сколько будет продолжаться война. Никто вам не скажет, сколько будет длиться. Я понимаю, что это значит для людей — услышать, когда война закончится. Потому что это главный вопрос. Поэтому ответ должен быть главным. И потому я не играюсь такими вещами. Для нас конец войны, как бы то ни звучало, как бы кто-то верил или нет, конец войны будет тогда, когда мы отвоюем свою землю и будем на своих границах. Поэтому на ваш вопрос когда закончится война. Так что война — это не заморозка конфликта, это не значит, что завтра не летают дроны, а где-то там на фронте люди убивают — это далеко и к нам не относится. Нет, это не правда и не честно. Поэтому еще это все наши воюющие граждане. И потому я говорил, что война — она не далеко, она повсюду, в каждом доме. Поэтому война закончится именно тогда, когда вся наша земля будет деоккупирована.

Помощь США и борьба Украины за демократию по всему миру. Мы понимаем, что происходит в США. Мы за этим следим, и это очень важно для нас, потому что США — лидер поддержки Украины. Без их поддержки нам будет сложно, ну прямо очень сложно. И, кстати, вопрос, когда война также закончится, также зависит от этой поддержки: чтобы она была короче, более мощная помощь нужна. И мы следим и слышим месседжи разных сторон. Если изменится климат в политике, в Конгрессе, это может сильно повлиять на помощь Украине. Здесь очень важный момент, о котором вы сказали, мы воюем за весь мир, за демократию, за свободу всего мира. Мы знаем, за что мы воюем. Самое главное, чтобы США, общество, знало, не сбилось с курса, не сбилось с этого пути поддержки Украины, а знало, что мы воюем и за них тоже.

Российские удары по украинской гражданской инфраструктуре. Управлять голодом, управлять светом, управлять водой. Мне кажется, что если ты не бог и это делаешь, ты варвар. Те люди, которые находятся в Кремле, должны выбрать, кто они — варвары или они сошли с ума. К сожалению, и то, и другое не устраивает Украину.

Ядерная угроза России. Я считаю, что это два разных вопроса, которые могут нести, к сожалению, одинаковое последствие примерно. Оккупация нашей атомной станции – это большая угроза, это уже последствия. Вторая часть вопроса — есть ли угроза ядерного удара от Путина. Я видел его, и я видел его желание жить. Он очень любит эту жизнь, боится заболеть наковидом, еще чего-то. Это говорит о том, что он боится смерти, он любит жизнь, поэтому я не уверен, что готов применить ядерное оружие. Потому что он понимает, что если он применит, следующие шаги могут быть от любого государства и именно к нему, именно лично к нему.

Что собирается делать в будущем | К нашей победе я точно буду президентом, а там даже пока не думаю, не готов. Очень хочется прямо на море, скажу вам откровенно, я очень хочу на море. Прямо на море — когда мы уже победили. И выпить пива. Очень хочу.

гость

0 комментариев
Межтекстовые отзывы
Сообщение против комментария
0
Поделитесь своим мнением на этот счет в комментариях под этой новостью!x